Поиски счастья в нео-восточных религиозных культах в свете аналитической психологии (на примере организации "The Art Of Living Foundation" ("Искусство Жизни")

Денис Жигалов, аналитический психолог
Аннотация

В статье противопоставляются две группы источников счастья в современном обществе: «синтетические» и «естественные», а также рассматриваются два способа достижения этих источников счастья с помощью нео-восточных религиозных культов (на примере «The Art Of Living Foundation») и юнгианской психотерапии. В свете аналитической психологии автор показывает значение и роль, которые играют архетипические образы Великой Матери, Отца (Гуру, Учителя, Мастера), Ребенка и Тени в выборе индивидумом «The Art Of Living Foundation» в качестве формы психологической защиты от проживания реальной взрослой жизни.

Ключевые слова: счастье, поиск счастья, нео-восточный культ, нью-эйдж, Искусство Жизни, регресс, внутренний ребенок, архетипы, архетипический образ, Великая Мать, Отец, Гуру, Мастер, Ребенок, Тень, юнгианская психотерапия, юнгианский анализ.

Статья опубликована в журнале "Юнгианский анализ" 2016, номер 4:

Каковы основные «источники» счастья в современном постмодернистском обществе? Я бы выделил, условно говоря, две группы этих источников: «естественные» и «синтетические».

«Естественные» источники счастья находятся в прямой причинной связи с проживанием «психической реальности»: фактическим проживанием жизни в неразрывном единстве духовного (реализация творческого потенциала, присущего в той или иной степени каждому индивиду на земле) и телесного аспектов. «Синтетические» источники связаны с искусственным получением эмоции счастья посредством фармакологических средств и иных психоактивных способов. К последним, по моему мнению, в том числе, относится поиск счастья в современных нео-восточных религиозных культах. «Синтетические» источники счастья являются мистификацией, ложной подменой реальной жизни, так как базируются не на естественной реальности физического пространства и психического внутреннего мира (реальности), а на искусственной аддиктивной потребности в поддержании пролонгированного эмоционального состояния счастья (превращение эмоции счастья в эмоциональный процесс счастья). В современном постмодернистском обществе с нарциссическими идеалами превалируют «синтетические» источники счастья. Счастье перестает быть побочным продуктом жизни и превращается в навязчивую невротическую цель. Главным смыслом жизни становится нарциссическая жажда наживы и присвоения счастья. В чем же психологические причины поиска счастья в нео-восточных религиозных культах в эпоху постмодернизма? В чем притягательность нео-восточных гуру для современных людей? Удовлетворение каких желаний индивидов в этих религиозных культах приводит к установлению «синтетического» счастья и почему оно в этом варианте всё-таки синтетическое? Сложность современной жизни, экономическая и социальная нестабильность, отсутствие уверенности в завтрашнем дне, а следовательно отсутствие причинно-следственной связи между прошлым и будущим, концентрация стресса в организме человека, невозможность справляться с ускорением процесса жизни и многозадачностью, активируют психологические защиты различных уровней. Одной из самых «востребованных» и «массовых» психических защитных реакций является регрессирование в детское психическое состояние, где на арену психической реальности выходит фигура «внутреннего ребенка». «Регресс к зависимости – это естественная защита от мучительного осознания себя отдельной личностью».[1] Популяризация мифа о «внутреннем ребенке» в конце ХХ века и последующее развитие идей о бесконечных ранах, потребностях и уязвимости этого «внутреннего ребенка» породили огромное количество инфантильных взрослых людей, сделавших «ребенка» центром психологического сознания и, вследствие этого, отказывающихся взрослеть. «Самопровозглашенные жертвы всегда являются инфантильными взрослыми людьми, избегающими ответственности. Виктимность - это модель детской беспомощности и ярости; во взрослом состоянии это ненужные расходы, бессмысленная растрата сил».[2] Часть таких «детей, отказавшихся взрослеть», без сомнения, находят утешение в нео-восточных религиозных культах, которые рассматривают тотальное и бесповоротное «застревание в детстве» базисным элементом пропагандируемой в данных организациях «квази-психотерапевтической» практики, презентуемой, как правило, в качестве «эксклюзивного» открытия гуру определенного направления. В любом нео-восточном культе существует сакральный уникальный рецепт счастья, позволяющий всех сделать счастливыми. Индивидуальный опыт участников не анализируется, в случае апеллирования к гуру, - ответы даются в максимально абстрактной форме, позволяющие адепту их домысливать или интерпретировать самостоятельно, исходя из текущей психического состояния и обретенных новых эклектичных духовных знаний и практик.

В качестве иллюстрации рассмотрим пример нео-восточного культа, именуемого как «международная неправительственная гуманитарная организация «TheArtOfLivingFoundation» (российское представительство которой именуется как «Искусство жизни»), возглавляемого известным современным индийским гуру Шри Шри Рави Шанкаром[3]. На мой взгляд, большинство индивидов «вступают» в ряды членов «Искусства Жизни» тогда, когда они находятся в сложных психологических состояниях (потеря смысла жизни, потеря близкого человека, проблемы со здоровьем, потеря работы, иные тяжелые потрясения) и не знают о тех возможностях, которые предоставляет психотерапевтическая помощь (включая юнгианский анализ), или не могут позволить себе длительную психотерапию в связи с низким материальным достатком, или не верят в нее в связи с отсутствием в России устойчивого сформировавшегося цивилизованного подхода к психотерапевтической помощи. Без сомнения, любые неовосточные культы в своей основе используют энергию Архетипов, выражающихся в определенных архетипических образах. Поскольку сам Архетип является понятием, неподвластным человеческому сознанию, а следовательно не определяемым, не осязаемым и вербально не формализуемым, мы можем к нему прикоснуться только через раскрытие содержаний наиболее известных, распространенных и изученных человечеством и воспринимаемых ими архетипических образов.

Индивиды, проявляющие интерес к «Искусству Жизни», находятся под воздействием негативного полюса Архетипического Ребенка. Самые типичные архетипические образы, - это брошенный, травмированный ребенок, не нашедший своего места в жизни, не сумевший адаптироваться, отчаянно ищущий поддержки и руководства в жизни, растерянный и не понимающий куда и зачем идти, запутавшийся, выросший, но не повзрослевший. Среднестатистический потенциальный участник «Искусства Жизни» обладает магическим мышлением, архаическими страхами, примитивными защитами и имеет бессознательный запрос на поиск объекта, который сможет успокоить, утешить, выполнить руководящую и направляющую функции, возьмет на себя решение всех проблем, укажет как жить, сформулирует четкие понятные правила, смоделирует и объяснит существование картины мира, избавит от страхов, неопределенностей и тревоги, дарует картину спокойствия и однозначности, защиту, установит границы, определит распорядок, переформатирует мир, установит настоящее и спрогнозирует счастливое и безоблачное будущее под условием нахождения в «Искусстве Жизни». «Вопрос: «Дорогой Гурудэв, не могли бы Вы, пожалуйста, направить меня по пути того, что мне нужно, а не по пути того, что я хочу?» Шри Шри Рави Шанкар: «Вам следует просто верить в то, что если вам что-то нужно, то это вам будет предоставлено... Вам не следует лениться и следует иметь веру в том, что к вам придет все, что вам нужно.»[4] Этим объектом в данном случае выступает гуру, учитель, мастер, на которого проецируются все вышеуказанные ожидания участников, находящихся под влиянием архетипического образа Ребенка. «В присутствии вашего Сатгуру знания расцветают; печаль уменьшается; радость бьет ключом без какой-либо причины, нужда отступает, приходит изобилие и проявляются все таланты».[5] В чем притягательность современных гуру для современных людей? Что есть в них такого привлекательного, что позволяет людям разных национальностей, вероисповеданий и возрастов искать в их обществе утешения, поиска и обретения нового смысла жизни? «Любой человек, который отвечает на ваши вопросы, автоматически становится Гуру. Английское слово "guide" происходит от санскритского слова «гуру». Во всем необходимо руководство. Гуру-это тот, кто может обучить вас медитации, мудрости и знанию. Гуру-это зеркало, которое показывает вам ваше истинное Я».[6] Я предполагаю, что большинство гуру в том или ином виде воплощают в себе архетипические образы родительской пары: Великой Матери и Отца. И как бы не отличались их учения, концепции и взгляды, содержание их учений пропитаны психическими энергиями этих архетипических образов. Именно поэтому многие «израненные взрослые дети» так жаждут оказаться «в царстве» «положительных идеальных» полюсов Архетипов Великой Матери и Отца, воспевающих нетленные гуманистические идеалы всех времен и народов: любовь, равноправие, сострадание, поддержка, радость, веселье, здоровье, мудрость и обретение простых четких правил жизни. Всем этим «накормить досыта» обещают в различных мистико-религиозных нео-восточных организациях нью-эйдж направления. В фигуре основателя и бессменного гуру «Искусства Жизни» Шри Шри Рави Шанкара, помимо архетипических образов Великой Матери и Отца, присутствует также и положительный архетипический образ Божественного ребенка, с которым пытаются идентифицироваться последователи «Искусства Жизни»: чистый, непосредственный, открытый, контактный, нуждающийся в заботе и любви, но одновременно и в контроле со стороны Великой Матери, послушно выполняющий все ее указания и предписания, не ставя их под сомнение и не подвергая их критике и анализу. Этот ребенок лишен негативных качеств. Ребенок, потерявший родителей, наконец вновь их обрел, а вместе с ними и спасение от всех тягот и невзгод непростой предыдущей неудачной травмированной взрослой жизни. Вот так формируются зависимые отношения между последователями «Искусства Жизни» и гуру. «Вопрос: В «Бхагават Гите» Господь Кришна сказал искать прибежища в нем. Что это значит? Пожалуйста, разъясните. Шри Шри Рави Шанкар: Искать прибежища – это означает расслабляться. Точно так же, как ребенок чувствует себя, когда знает, что мама дома. Когда мама дома, ребенок уверен. На подсознательном уровне ребенок чувствует себя очень комфортно, зная, что мама дома. Чувство безопасности, чувство уверенности, чувство осознания того, что кто-то есть за твоей спиной, ведет меня и заботится обо мне – все это дает глубокое чувство защиты. Это и есть прибежище.»[7] Архетипический образ симбиоза Великой Матери с Божественным Ребенком на руках является ключевым энергетически заряженным образом «Искусства Жизни», где в роли архетипического образа Великой Матери выступает Шри Шри Рави Шанкар, а роль архетипического образа «Божественного Ребенка» примеряют на себя уверовавшие и постоянно практикующие адепты «Искусства Жизни» (мистическая сопричастность). Более того, адепты «Искусства Жизни» выступают в роли своеобразных сиблингов, борющихся за любовь Великой Матери, архетипическим образом которой выступает гуру.

Таким образом, на «входе» в «Искусство Жизни» мы видим архетипический образ травмированного слабого ребенка, вопящего о помощи или уже тихо шепчущего мольбы о помощи, а далее динамика развивается в виде трансформации израненного ребенка в ребенка, с одной стороны, успокоившегося, нашедшего свой приют, но с другой стороны, - «стерильного», однополюсного, лишенного права на негативный спектр эмоций (от злости до ярости) в связи с предоставленным в пользование и рекомендованным к ежедневному применению комплекса практик, направленных, по мнению Шри Шри Рави Шанкара на устранение главного источника большинства несчастий в жизни, - стресса.

В целях подавления критического мышления, в особенности ментализации, как интегративной составляющей нормально функционирующего Эго, нео-восточным культом предлагается конструкция сакральности Божественного знания и Гуру, которому было даровано это знание свыше и который был избран для дальнейшей передачи этого знания адептам нео-восточного культа. Критическое мышление (или его зачатки) заменяются архаичным магическим мышлением, где на фоне травмы и поощряемого регресса в детское состояние происходит вторичная травматизация или ретравматизация, активизируются детские раны и человек становится беспомощным, нуждающимся, заново выстраивающим свои зависимые отношения с архетипическими образами родительских фигур, проецируемыми на гуру и поддерживаемые им.

Регресс в детское состояние в неовосточном культе определяет новые ценности и смыслы, как новые конструкты нарождающейся психической реальности нарождающегося адепта. Новым смыслом становится «стерильная, безопасная» жизнь в лоне «Искусства Жизни» с постоянным стремлением к получению счастья и увеличению его «коэффициента» в жизни (позитивного полюса жизни).

Начальным смыслом становится соблюдение условий «Искусства Жизни», промежуточно-важным (срединным) смыслом,- вступление в «касту жрецов» (получение статуса учителя «Искусства Жизни»), а конечным смыслом становится «просветление» по образу и подобию мастера.

Однобокость такой позиции вызывает определенные вопросы: психическая реальность не терпит однополярности и компенсация в таком случае неизбежна в теневом аспекте архетипических образов Великой Матери и Божественного ребенка. В связи с этим мне вспоминается один из снов участника «Искусства Жизни» уже находившегося в тот момент в юнгианском анализе и продолжавшего практиковать комплекс практик в «Искусстве Жизни»: «Я нахожусь на коленях у лона (матки) Великой Матери и пью из её матки сок её чрева. Она прекрасная молодая и красивая. Ей нравится поить меня своим соком, своей энергией, своей любовью. Затем, постепенно, Великая мать из могущественной и величавой красавицы начинает медленно, как в замедленном кино, трансформироваться в черную обуглившуюся старуху. Цветной сон плавно изменяется в черно - белый. Я по прежнему прикован к матке Великой Матери, только теперь она страшная старая распадающаяся на атомы старуха и сок её не животворящий нектар, а страшный яд». Негативная Великая Мать, - бездонная, чарующая, убаюкивающая, мистическая, не подлежащая осознаванию, пониманию, а только чувствующая, эмоционально воспринимающая, принимающая и поглощающая. Область Великой Матери – это эмоциональное чувствование, а не мышление с логическими операциями и причинно-следственными связями, выводами, конкретными решениями и контролем за их исполнением (проявления Архетипа Отца). Сила Великой Матери безгранична: она одаривает тебя несметными богатствами, но также требует возврата долга; восстановление симбиотической связи с Великой Матерью означает возвращение в её лоно, под ее опеку и следование предустановленным канонам. Ты отдаешь ей своё право на сепарацию, она погружает тебя в себя в свою матку, свою утробу и ты навеки остаёшься в ее колыбели, где она укачивает тебя, убаюкивает и никому не отдает. Она одаряет и она карает, если ты нарушаешь её «запреты» или пытаешься покинуть ее. Существуют ключевые различия по «достижению счастья» в квази-психотерапевтических программах, предлагаемых нео-восточными религиозными культами, в том числе, «Искусством Жизни», и в юнгианском аналитическом терапевтическом процессе. Нео-восточный культ – это движение от сознания к бессознательному под эгидой «от головы к сердцу».

«Мы все пришли в этот мир, наделенные чистотой и невинностью. Постепенно, по мере развития нашего интеллекта, мы утратили их. Мы родились в молчании, но по мере роста мы утратили покой и молчание и наполнились словами. Мы жили своим сердцем, но по истечении времени мы стали жить умом.»[8] «Изменение направления движения-это просветление. Это путешествие от головы к назад к сердцу, от слов – назад к молчанию; возвращение к простодушию, несмотря на свой ум. Хоть это и очень просто, но это великое достижение. Знание должно вас привести к той прекрасной точке, где вы скажете: «Я не знаю». Цель знания – неведение. Полнота знаний приводит вас к восхищению и удивлению. Она дает вам осознание бытия. Тайну нужно пережить, а не понять.»[9] В «Искусстве Жизни» для решения всех проблем, порожденных жизнью, предлагается регресс, уход в «чрево» матери и обретение утраченной духовной невинности, наполненной всеобъемлющей любовью и, вследствие этого, исключающей причины для возникновения зла как внутри, так и вовне человека. Идеалом в этом случае является достижение статуса «блаженного беспамятства», которое равно «просветлению», цели конечной, но, по вполне понятным причинам, недостижимой. Получается, что счастье в нео-восточных культах, с онтологической точки зрения, является «недостижимо достижимым»: «счастье» - это уже попадание в организацию, и выполнение определенных духовных практик, дарующих благословение и защиту мастера, а в случае дисциплинированности в выполнении всех практик и требований культа возможно достижение заветного итога, - «просветления». Юнгианский аналитический процесс – это также путь от «головы к сердцу», но от этапов коллективной и индивидуальной бессознательности к персональной осознанности, не отвергающей, но интегрирующей все психические уровни на которых функционирует человек. Аналитический процесс – это движение к индивидуации, которая становится возможной только в результате психической сепарации от энергии архетипических образов коллективного и индивидуального бессознательного. Юнгианский психотерапевт в отличие от гуру, ничего не навязывает, не требует, не уговаривает, не манипулирует, не указывает что необходимо делать, не определяет ценности и смыслы жизни. Он проводник для клиента, а не идеальная модель, не образ для поклонения и не образец для жизнеустройства, не идеальная модель.

В юнгианском аналитическом процессе речь идет о возможности и необходимости «проживания» вместе с аналитиком всех «пропущенных/блокированных» или «недопрожитых» стадий развития человеческой психики. Если регресс в последнем случае и возможен, то только на определенную «непроработанную» стадию, да и то с целью не «застревания» и погружения в неё, а с задачей проработки, осмысления и проживания, как активного действия с целью прохождения этого этапа, поступательного психического развития, перехода на следующую стадию развития.

В нео-восточных же «духовных практиках» нет задачи во «взращивании» в психике индивида внутренними здоровыми частями (в идеальном случае внутренними фигурами Матери и Отца) из Ребенка самостоятельного Взрослого. Иными словами, культивирование регресса на уровень психического развития ребенка начинает ассоциироваться с идеалом постоянной безопасности, что является, с одной стороны, ловушкой и иллюзией для ума, а с другой стороны, одним из ключевых фундаментальных постулатов большинства нео-восточных религиозных культов, обещающих избавить от стрессов и даровать счастье. Индивиды, у которых нет шанса «повзрослеть», перекладывают ответственность за свою жизнь и принятие решений в своей жизни на гуру и неосязаемое божественное начало, которые с молчаливого согласия «мечтающих о чуде», начинает о них заботиться во всех сферах жизни. Начинает работать лозунг: всё что должно произойти, - произойдет; всё что не должно произойти, - не произойдет. Отдайте себя во власть гуру и Божественному: расслабьтесь и отпустите все (в русской традиции: «чему быть – того не миновать»). И это является одним из источников «синтетического» счастья человека, «погруженного» в неовосточный религиозный культ. Другим основным ресурсом обретения «неестественного синтетического» счастья являются идеи нарциссического поиска безмятежного счастья, стремления убежать от боли и найти небесное подобие рая на земле, где отсутствует зло, как объективно существующая категория проживания реальной жизни. Однако весь парадокс ситуации заключается в том, что и в этих организациях избежать этого невозможно. Боль от жизненных потерь и ран «анестезируется» духовными практиками, однако источники и причины боли не ликвидируются: это тихие вулканы, переставшие извергаться под «психическими погодными условиями»; переставшие извергаться, но не потухшие. В их кратерах по-прежнему плещется магма неразрешенности, неразгаданности и неопределенности. Как бы люди не стремились приобрести в жизни только счастье и радость, и сколько бы не предпринимали всех необходимых и возможных мер для того, чтобы предотвратить и избежать боли и страданий, - жизнь окажется всегда более мудрой, чтобы дать всем нам те испытания, которые пойдут на пользу нашему психическому развитию и духовному росту. Жизнь нужно проживать во всей ее многообразной неоднозначности и парадоксальности. Одна из знаменитых фраз известного современного индийского гуру Шри Шри Рави Шанкара: «Боль неизбежна, а страдания по выбору», на мой взгляд, обедняет психику, делает её ригидной (невосприимчивой) страданиям, как неотъемлемому факту человеческого существования, как источнику развития, переосмысления, как важному ресурсному состоянию психики. Негативные аспекты отвергаемой реальной жизни находят свое прибежище в Тени индивидов: агрессия, зависть и ненависть в соответствии с учением «Искусства Жизни» являются невозможными для адептов, поскольку являются следствием стресса, а стресс «изгоняется» из тела и психики индивида посредством выполнения регулярных духовных практик. Таким образом, все что остается последователям «Искусства Жизни», - это неосознанно направлять свою агрессию непосредственно на самих себя (претерпевать страдания и лишения, связанные с добровольно взятой на себя аскезой в виде выполнения каждодневных утренних практик, вегетарианством и ограничениями социальной жизни только в рамках нео-восточной организации «одобренных» организацией видов деятельности).

Теневая агрессия проявляется и в стремлении адептов к постоянному перемещению внутри «квази-каст» в социальной структуре «Искусства Жизни». Невозможно создать организацию без иерархии, а где есть иерархия, там есть конфликты и борьба за власть, связанная со стремлением к постоянной ротации. С аналитической точки зрения применительно к «Искусству Жизни» все адепты выступают также в роли своеобразных сиблингов, борющихся за любовь Великой Матери, архетипическим образом которой выступает гуру.

Косвенно агрессия направляется также на лиц, которым «не посчастливилось» получить «подарок» от гуру и они не приобщились к общине адептов, ибо эти люди живут «не осознанно» и «не в знании». В отношении таких «непосвященных» душ организован «пролонгированный духовный крестовый поход», главной целью которого становится обращение ныне живущих в «Искусство Жизни».

Прекрасным символическим образом теневого аспекта «Искусства Жизни» является центральный ашрам Шри Шри Рави Шанкара, расположенный в индийском городе Бангалор. Ашрам огорожен высокой стеной, увенчанной кусками битого стекла. С аналитической точки зрения это теневой образ рая, хрупкость и беззащитность которого так очевидны, что его необходимо защищать всеми возможными способами во избежание повторной потери, но в то же время не допустить туда чужеродных вторжений, способных нарушить идиллию, посягнуть на устои, мир, бытие. С другой стороны, это символический образ элитарной тюрьмы, где установлен жесткий распорядок дня, удовлетворяющий основные физиологические потребности посетителя ашрама и устанавливающий для него определенные ограничения в целях достижения «духовного очищения и дальнейшего развития».

Еще один образ: родительский дом с удушающей пожирающей матерью, не позволяющей состояться сепарации и всячески питающей созависимые отношения с ребенком.

Шри Шри Рави Шанкар считает, что «нет смысла «проводить вскрытие» прошлого, что бы ни произошло в нем, и задаваться вопросами об этом. Знаете, большая часть нашего времени тратится впустую, когда мы начинаем предъявлять вопросы к прошлому. Будущему мы не можем задать вопрос, потому что ничего еще не произошло. Поэтому если вы имеете глубокое чувство принятия прошлого и динамичны в настоящем, вы увидите, как ваша жизнь примет новый ракурс».[10]

Возможно ли «глубокое чувство принятия прошлого» без «проведения вскрытия» прошлого? Вот основной вопрос, который должен быть поставлен каждым мыслящим человеком. Мы не можем отказаться от прошлого волевым усилием (решением), не осознав, не прочувствовав, не поняв его. Мы являемся «продуктом» прошлого, его результатом, выводом. Каждую минуту наше настоящее становится прошлым, и это прошлое является источником, ресурсом для нашего настоящего и будущего. Значит ли это, что изменить своё настоящее, «построить» принципиально иное будущее мы сможем только тогда, когда разгадаем, изменим, поломаем «код прошлого»? Или примем его? Принятие это итог длительной работы, связанной с возможностью конкретного индивида воспринять (способность увидеть), прочувствовать (чувственно-эмоционально), осознать (интеллектуально переработать) и прожить (реализовать в действиях) свое прошлое. Только после такого «качественного вскрытия прошлого» возможно его принятие и, как результат, изменение настоящего путем изменения существующего мифа индивида или разрушения, расщепления старой парадигмы и ее замены на новый миф с принципиально другой заряженной энергией. Таким образом, в отличие от нео-восточных религиозных культов, задачей юнгианской психотерапии является не анестезия от психической боли, а проживание и переживание её, умение справляться с ней, извлекать уроки и идти дальше: принимать себя таким, какой ты есть, не «замораживать» груз прошлого, а тем более не запрятывать его ещё дальше в чулан своей психики. Как же можно оценить обретение и присвоение себе человеком источников «естественного» счастья в процессе юнгианской психотерапевтической работы? Принимать то, что невозможно изменить в своей жизни как данность (изменяя при этом свое психическое отношение к этой данности), и изменять то, что можно изменить и двигаться с этим всем дальше по реке жизни. Наслаждаться многообразием красок, полутонов и теней этой удивительной жизни, а не разделять жизнь на «белое» и «черное»; «хорошее» и «плохое», что неизменно происходит в нео-восточных религиозно – мистических культах. Обретение «естественного» счастья в юнгианской психотерапевтической практике, в конечном итоге, означает не упрощение жизни, а в подтверждении её многозначности, неопределенности, неординарности, вариативности, удивительности и загадочности. Библиография Парис Ж. Мудрость психики. Глубинная психология в век нейронаук. – М.: Когито-Центр, 2012. Шри Шри Рави Шанкар. Ища прибежища у Божественного. Беседа от 25.11. 2013г. Бангалор, Индия. - Электронная рассылка «Искусства Жизни» : all@artofliving.ru. Шри Шри Рави Шанкар. Всё находится в настоящем моменте. 19.11.2013. Бангалор, Индия. - Электронная рассылка «Искусства Жизни» : all@artofliving.ru. Шри Шри Рави Шанкар. Гуру. - М.: Искусство Жизни, 2013. Шри Шри Рави Шанкар. Листки знаний. Еженедельные лекции за 2001, 2002, 2003 годы. –М.: Искусство Жизни, 2004. Шри Шри Рави Шанкар. Ум и простодушие. / Шри Шри Рави Шанкар. Пунарнава. Собрание бесед. - М., Искусство Жизни, 2003. Шри Шри Рави Шанкар. Листки знаний. Еженедельные лекции за 1998, 1999, 2000 годы. –М.: Искусство Жизни, 2001.
[1]Парис Ж. Мудрость психики. Глубинная психология в век нейронаук. – М.: Когито-Центр, 2012. – С. 178


[2]Там же. – С. 171


[3]Подробнее: http://www.artofliving.org/ru-ru http://www.artofliving-moscow.ru




[4]Шри Шри Рави Шанкар. Всё находится в настоящем моменте. 19.11.2013. Бангалор, Индия. / Электронная рассылка «Искусства Жизни» : all@artofliving.ru.


[5] Шри Шри Рави Шанкар. Листки знаний. Еженедельные лекции за 2001, 2002, 2003 годы. –М.: Искусство Жизни, 2004. – С. 94


[6]Шри Шри Рави Шанкар. Гуру. - М.: Искусство Жизни, 2013.- С. 8


[7]Шри Шри Рави Шанкар. Ища прибежища у Божественного. Беседа от 25.11. 2013г. Бангалор, Индия. - Электронная рассылка «Искусства Жизни» : all@artofliving.ru.




[8]Шри Шри Рави Шанкар. Гуру. - М.: Искусство Жизни, 2013.- С. 30.


[9] Шри Шри Рави Шанкар. Ум и простодушие. / Шри Шри Рави Шанкар. Пунарнава. Собрание бесед. - М., Искусство Жизни, 2003. - С 7.


[10]Шри Шри Рави Шанкар. Листки знаний. Еженедельные лекции за 1998, 1999, 2000 годы. –М.: Искусство Жизни, 2001. – С. 113


Контакты и запись на прием
Телефон: +7 (926) 510-58-65
Почта: zhigalovdv@gmail.com
Skype: zhigalovdv@gmail.com
Консультирую в районе метро Краснопресненская.

Консультирую по скайпу
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Будь в курсе первым!
Write Close
Close
Подпишись на новости
Made on
Tilda